Волки

В палате для военкоматовских появился братёк, такой прямо из 90-х. И естественно, к нему приезжали такие же братьки только не на «девятках», как в конце прошлого века, а на «бумерах». И косящий от армии бандит показывал им психов – ну а хули нет? Это же прикольно – психи. Например, он подзывал безобидного Мишу – доброго и часто улыбающегося во весь свой беззубый рот пациента с клочковатыми волосами (его стригли наголо, а потом волосы росли, как хотели, до следующего оболванивания под ноль). У того при нажатии на нос пальцем дыхательный вырост продавливался, как на плюшевой игрушке. Прикольно же! Братьки на улице от такой картины Репина маслом были довольны и оживленно радостны. А тут и Седых мимо по коридору проходил. «О, Петюна, иди сюда!» - заорал братёк так, что в дальнем окне коридора закрылась форточка. И его коллегам по нелегкому ремеслу ещё и рокера показали в окно. Вообще просто праздник какой-то. Цирк уехал, а клоуны остались!

Петя несколько окуклился, его всё меньше волновало, что там за бугром (то есть за решетками психбольницы). Ни выбор американского народа – Трамп вместо Клинтон, ни обливание зелёнкой блогеров на родине не могли информационно достучаться до его сердца. Какая разница Медведев – Димон или он вам не Димон. Подорожание водки в магазинах тоже осталось не замеченным. Всякую бодягу можно покупать в пятилитровых пластиковых бутылках. Наш народ не победить, его можно только возглавить. За власть и деньги и боролись всякие личности. Но разве это интересно? Всё больше знакомых Седых уезжали из России, художники и музыканты прекрасно себя чувствовали на Гоа и в Таиланде. Они сдавали квартиры (если было что сдавать) в Приозерске, а жили там. Играли в кабаках, рисовали на улицах портреты, в общем, как-то перебивались. И звали Петю к себе. Но заграница при всей её якобы свободе и жаркому климату тоже не манила пациента. Даже доктор Демидов заметил излишнюю апатичность Пети. «Может к тебе запустить пациенток из женского корпуса, а?» - предложил он радикальную терапию. «Боже упаси!» - отмахнулся от такого гостинца Седых. – «Вроде Воннегут писал, что не надо трахаться с людьми, у которых тараканы в голове больше ваших». «На всякую цитату можно найти антицитату!» - как всегда оказался прав доктор. Врачи вообще всегда правее пациентов. Кто там шагает левой? Правой, правой, правой!

В очередной передаче Веста принесла кроме оптимистичных оранжевых мандаринов и не менее оптимистичной шаурмы, это была ещё теплая шаурма с правильной точки – знаменитая Шаурма, которую делали у парка Горького, - такая шаурма, что ты жрёшь её и рычишь, чтобы никто не отнял вкусняшку, это была идеально воплощённая идея шаурмы в реальности, но о шарме этой можно говорить вечно. К тому же лучше один раз попробовать, чем сто раз о вкусе этой восхитительной шаурмы читать. Короче, будете в Приозерске – обязательно попробуйте, если конечно шаурмячную не закроют к тому времени за игнорирование некоторых правил гигиены и санпина… так вот, кроме витаминных мандаринов и божественной шаурмы передача от любимой содержала ещё и книгу Моуэта Фарли «Не кричи: «Волки!» И теперь в палате, где лежал известный рокер, часто раздавался дьявольски задорный гогот «Хо-хо-хо!» - не хватало только бутылочки рома для полного счастья.

Иногда от военкоматовских был и толк, например, они следили за всякими приколами в сети и показывали их на своих телефонах. Пете пользоваться сотовым было нельзя – такое ограничение наложил главврач. Оно и к лучшему, телефон всё равно бы прослушивали, а Седых не хотел, чтобы его разговоры с Вестой пропускали через свои уши офицеры ФСБ. Да и о чём разговаривать? Самым интересным видео, которое показали Седых стала погоня гаишников и охранников за укурком на чепырке по Казанскому аэропорту. На видео наложили бодрую музыку и животики можно было надорвать, так смешно ночью по аэропорту колесила чепырка и никто не стрелял по колесам и окно выбить представители власти не могли, только где-то на стоянке автомобиль все же тормознули. Лучшая реклама АвтоВАЗу – чепырка по бырому протаранила двери и ворвалась в аэропорт. Что там у нас с террористонепроинцаемостью важных объектов инфраструктуры? Впрочем, это в далекой Казани. А у нас в Приозерске тема года – волки. Их никто не видел, но в лес лучше не ходить!

Лечение. В чём оно заключалось, Петя не знал. Доктор Александр Демидов его не лечил от слова «совсем». Нет, он производит все необходимые процедуры, выписывал слабенькие препараты (чтобы не доканать психику пациента), и ещё в его кабинете можно было выпить коньяк и зажевать кофейными зернами, чтобы остальные психи не завидовали. Но было ли это лечение? Ещё Петю обследовали другие врачи, задавали вопросы, показывали разные картинки, или просили его нарисовать ассоциации на разные слова. Рисовать Седых не умел и волки у него походили больше на длинноногих крокодилов. Но было ли это лечение?

Веста приходила и каждое свидание было даром и радостью. Она отпустила длинные волосы, теперь они были чёрные с фиолетовыми прядями. Такая сексуальная в любой одежде. Вот это было лечение! Любимая жена лучше любой терапии! Но это исцеление не официальное, его не занесешь в историю болезни. А ещё Седых иногда стали отпускать домой на денёк, типа для прохождения банных процедур. Официально такое послабление пришло или неофициально Петя не разбирался. Он просто нырял в счастье. Такое простое, такое доступное.

В одну из таких разрешенных самоволок Петя кайфовал дома. Веста положила одну прекрасную ногу на другую прекрасную ногу. Почти точная цитата из Стругацких. Можно вечно смотреть на женские ноги, особенно, если это любимые ноги любимой жены. Петя не выдержал дистанционного созерцания – он опустился перед супружницей на колени и поцеловал одну прекрасную ногу и потерся о неё щетиной, чем, несомненно, обделил другую прекрасную ногу… пришлось немедленно целовать её и не только её, ведь кругом на карте так много всякого эрогенного. Веста запустила свои коготки в его волосы. И в отдельно взятом мирке стало хорошо.

Снова больница, в которой всё идет по заведенному распорядку дня.

- К тебе там мама пришла! – объявил доктор Александр и почему-то сразу куда-то смылся.

Петя почуял недоброе и метнулся в комнату свиданий, просто комнату, но такую радостную для психов и здоровых людей. Мама кинулась к нему, обняла и заплакала.

- Папа заболел… - и дальше короткое слово. Нет, Седых не стал «как громом пораженный» и «мир не перевернулся» и ещё многие штампы писателей не работают. Но слово «рак» как будто выключило его из мира. Он гладил маму по голове и шептал положенные успокоительные слова вроде: «всё будет хорошо, мы его вылечим, мы таких докторов подключим, да я до министра здравоохранения дойду!» и словно не он это был, тот настоящий Петя уже понял всё, свернулся в позу зародыша и затих. А внешним человеком управлял мозг, качало кровь сердце, по нервам бежали сигналы, но это проходило без участия души или что там в нас живёт по мимо мясо и костей.

А потом Петя включился - он переборол себя, он не мог быть больше тряпкой, он не мог бухать и заливать тяжёлую ситуацию алкоголем, он вдруг сразу стал сильным и начал прикидывать, что родителям можно продать квартиру и переехать в такую же уютную хатку, но поменьше. Что рак сейчас лечат…

После свидания Петя бросился к Александру и попросил выпустить его под честное и благородное слово. Но Демидов лишь покачал головой и приложил палец к губам. Стена? Стена. Ладно, обойдём. Седых не особо понял ситуацию, но понял, что если бы Александр мог, он бы это сделал, а значит, его так нагнули… ну ладно, как-нибудь выкрутимся. И Петя стал читать про рак. Интересная эта болезнь, вроде ведь не из-за вируса или бактерии возникает. Свои клетки вдруг начинают делиться, как сумасшедшие. Да, тема психов обволакивает со всех сторон. Но Седых не особо углублялся в причины рака, ему важно было – лечат или не лечат и на каких стадиях и как лечат. И по запросам в поисковике про рак ему тут же стали попадаться паскудные ссылки на всяких шарлатанов «экстрасенсов», которые утверждали, что никакого рака нет и что его придумали врачи для обогащения медицинских корпораций. А дальше предлагались свои услуги, вестимо не бесплатные. Пете хотелось волком выгрызть подобных мракобесов. Только он не волк и лежит в психушке. Седых клацал зубами, мракобесам от этого было не тепло, не холодно.

Попутно Петя прочитал, от чего умер Стив Джобс. Он не удивился, когда узнал - от рака. Но – и это большое но! - ещё и от своего недоверия к традиционной медицине. Ещё с юности Стив увлекался нетрадиционной медициной: лечением травами, иглоукалыванием, веганской диетой, ну и конечно йогой (куда же без неё). В 2003 году у него диагностировали рак поджелудочной железы. Это смертельная болезнь, но у Джобса была редкая операбельная форма. Переводя на простой язык: ему нужна была срочная операция. Однако гуру для многих людей отказывался от традиционной медицины и не согласился на операцию. После девяти месяцев самолечения (плясок с бубнами, другими словами) Джобс снова пришел к настоящим врачам, но время уже было упущено – и это ключевой момент! Да, усилия специалистов продлили ему жизнь… но не спасли. Врачи вырезали Стиву опухоль, однако обследование показало, что в печени пациента появились метастазы – новые раковые клетки, которые распространяются на другие органы. «Душить» их рост можно курсами химиотерапии. Делали ли их? Кто же знает, компания Apple распространяла бодрые пресс-релизы, а Стив всё худел и худел. В 2009 году Джобсу пересадили печень (метастазы от рака поджелудочной железы чаще всего поражает именно этот орган). Операция прошла успешно и врачи давали благоприятные прогнозы. И действительно они продлили жизнь выдающегося человека ещё на три года, но уже не победили болезнь. Рак продолжал распространяться. И рак убил Стива Джобса 5 октября 2011 года. Согласно биографу Стива Джобса, Уолтеру Айзексону, выдающийся ум Apple в итоге очень сожалел о решении, которое он сделал несколько лет назад - отказаться от потенциально спасительной операции в пользу альтернативных методов лечения, как акупунктура, пищевые добавки и соки. Его изначальное нежелание делать операцию, очевидно, было непонятно его жене и близким друзьям, которые постоянно убеждали его это сделать. Понимаете, какова цена принятия решения? Возможно, Джобс был бы жив год столетия Великой социалистической революции в России, если бы сразу согласился на операцию в далеком теперь 2003-м году.

А ещё Петя открыл для себя иммунотерапию рака — новое направление лечения опухолей с помощью антител. По поводу «новое» - нужно пояснить. Родоначальником иммунотерапии ныне признают Уильяма Коли (родился в 1862 году, умер в 1936), который в 1891 году впервые внедрил стрептококковые бактерии в организм пациента с неоперабельной формой рака. То есть он как бы активировал иммунную систему, которая поборола присланные в организм «подарки» в виде бактерий, а заодно заборола и рак. В течение сорока лет Коли и другие врачи, применявшие его метод, сообщали об отличных результатах, в особенности при лечении пациентов с саркомой костей и мягких тканей. Однако методика Коли не получила при его жизни широкого распространения и не была введена во врачебную практику. Медицина – консервативна и, наверное, правильно консервативна. Только в последнее время интерес к иммунотерапии возрождается.

Действует иммунотерапия так: раковые клетки часто имеют молекулы на своей поверхности, которые могут быть обнаружены с помощью иммунной системы. Активная иммунотерапия направляет иммунную систему атаковать раковые клетки путем Т-клеточной цитотоксичности (подобных длинных слов Седых, разумеется, неразумел), за счет которой происходит уничтожение конкретного вида опухолевых клеток. То есть иммунной системе дают команду «Фас!» и она уничтожает то, что должна была бы уничтожить и без окрика сверху, но «проспала».

Сейчас терапия при помощи антител одобрена в различных странах (в лидерах – Израиль) для лечения широкого спектра раковых заболеваний. Антитела представляют собой белки, продуцируемые иммунной системой, которые связываются с антигеном-мишенью, на поверхности клетки. Иммунная система обычно использует их для борьбы с патогенами. Каждое антитело является специфическим для одного или нескольких белков. Те, которые связываются с опухолевыми антигенами, лечат рак.

Иммунотерапию используют как дополнение к традиционным методам борьбы с раком. Выраженного токсического влияния препаратов иммунотерапии на организм нет, хотя она может вызвать слабость, тошноту, гипотонию и аллергию. И все бы хорошо, но иммунотерапия дорогая. «Надо продавать квартиру!» - лежа ночью в психушке, снова констатировал Петя. С родителями – хозяевами квартиры, в которой самому отпрыску принадлежала лишь часть – он всё решит. Ведь и так ясно, что на лечение нужны деньги а их нет, значит, надо избавляться от большой жилплощади и переезжать в малую.

А потом Петя зашёл на сайт Гоблина и посмотрел Разведопросы про рак и там серьёзно критиковали «чудо иммунотерапию» Уильяма Коли и всякие «прививки от рака». Всё-таки хорошо, что медицина – консервативна. Но что тогда делать, как спасти отца? Отчаяние сожрало надежду на выздоровление папы…

Сайты про лечения рака Седых поглощал пачками, он так углубился в тему, что иногда забывал пойти на приём пищи или лекарств. Но ему напоминали о распорядке дня в психиатрической лечебнице. А ещё он ждал. Раз ему не дают выйти, значит, будет торг. И он заранее решил соглашаться на всё. На всё – значит, на всё. Поэтому, когда его попросили на выход, он был спокойным, как Штирлиц, которого вызвали к Борману. Чёрная машина везла его к знакомому зданию ФСБ, но почему-то поехала дальше. Петя и глазом не моргнул. Его провезли и мимо администрации губернатора, ни один мускул на лице Седых не дрогнул. Выехали за границу Приозерска, пошла зелёнка в виде леса. А вот и озеро Глубокое, а рядом кафе типа шалман «У Ашота», где азербайджанцы кормили гостей грузинской кухней (так исторически сложилось). За белым пластиковым столиком на белом пластиковом стуле сидел господин Некто (именно Некто, а не Никто – иногда одна буква многое меняет). Он махнул рукой, мол, присоединяйся. Седых присел, он отказался от меню и заказал шашлык с хачапури, оба блюда можно было охарактеризовать двумя правдивыми словами: «пальчики оближешь».

Господин Некто смотрел на Седых, а тот смотрел на озеро Глубокое. В нём часто тонули, потому что глубина большая и дурость у людей не меньшая – напьются и лезут в воду, а от этого и тонут. Принесли шашлык и хачапури. Петя резал мясо, макал его в ядреный красный соус и вкушал горячее и вкусное. Пиво принесли холодное – просто праздник какой-то! Но Петя не радовался, ведь это был обед перед расстрелом. После того, как дорезан был последний кусочек шашлыка и не менее последний кусочек лепешки с сыром оказался в желудке рокера, Седых горячо поблагодарил подошедшего к ним хозяина кафе за замечательный шашлык. От добавки и от ещё одной кружечки пива Петя отказался.

- Внимательно вас слушаю! – обозначил свою готовность пациент дурки.

- А слушать не надо, вам к отцу надо ехать! – зашёл с козырей господин Некто.

- Так я свободен? – уточнил не поверивший своим ушам Петя.

- Конечно!

Петя тут же поднялся из-за стола и уже пошёл к машине, когда раздалось.

- Секундочку! – поднял указательный палец лежащей на столе руки господин Некто.

«Чекистские штучки» - подумал Седых.

- Никакие это не «чекистские штучки», - опроверг его собеседник. – Вообще местные силовики явно не дорабатывает. Зачем вас посадили? (это был риторический вопрос и поэтому Петя ничего на него не ответил, ему становилось всё чудесатее и чудесатее, ну как Алисе в небезызвестной сказке) Даже ежу понятно, что вы эффективнее на свободе. Но это тема длинная и для вас не существенная. Поезжайте домой, живите как всегда, но не забывайте носить очки гугл-глас.

Господин Некто замолчал.

- И это всё?

- Это более чем достаточно. Но если вы вдруг захотите поехать в лес на шашлык, так ни в чём себе не отказывайте. Ведь с вами могут снова заговорить волки, а нам крайне интересно будет увидеть эту беседу в записи, а не только с ваших слов.

- И вот это уже окончательно всё?

- Да. Вы свободны!

Нет, не был Петя Штирлицем. Он так обрадовался, что это отразилось на его лице и по непроницаемому виду господина Некто Седых понял – его рентгенят насквозь, но ему стало глубоко похуй (писать ли это слово слитно или раздельно – вопрос к филологам). Он - свободен! Знакомая чёрная машина довезла его до дома. «До свидания!» - радостно бросил на прощанье рокер чекистам (это были чекисты, а вот кто был господин Некто Седых так и не понял, может, спецпосланник императора? Как их в Риме называли? Пете было похуй!) и кинулся к родителям. Он звонил, он звонил и звонил.

- Мама это я! – объявил Петя и бросился в объятья, а потом, не расшнуровывая ботинок, кинулся к отцу. – Папа, как ты?

- Да всё со мной в порядке. Расскажи лучше, как ты вырвался из застенок? – отстраняя сына от себя (он не любил телячьих нежностей) сказал Николай Седых, очень похожий на здорового человека…

- Да просто наш доктор Демидов дал мне дружеский пендаль под зад и вот я здесь! – Петя говорил благоглупости и искал следы рака на лице отца. Их не было. Как всегда уверенный в себе, сильный и мудрый. Он понял, что сын ему пропихивает дезу и для того, чтобы мама не плакала много, тему поддержал и так же благобалагурил. А мама всё-таки плакала, но больше от счастья.

А потом она плакала только от горя. Отец сгорел буквально за два месяца. Всякие разговоры о продаже квартиры и лечении в Израиле он присёк на корню. Петя предлагал поехать в Москву и приложиться к мощам Николая чудотворца (их как раз привезли в Первопрестольную), но отец так на него посмотрел, что дальнейшая дискуссия по данному вопросу аннигилировалась. Он принял смерть стойко, как и жизнь. Он не ударился в религию, ведь всю жизнь он был атеистом. Он верил в человека, в прогресс, в науку, а вот всяким священным писаниям – нет. Хотя с попами мог запросто выпить водки.

Николай Седых привёл свои дела в порядок и старался вести прежнюю жизнь. Он не изменил себе, не отмаливал грехи и не ударился в грех. Он ничего не спускал себе, он не хотел, чтобы жена и сын видели его слабости. Даже при сильной боли он никогда не стонал. Единственное что он не мог – совершить чуда и победить болезнь. Но он чётко признал сложившееся положение дел. Петя боролся с отцом, но чем больше он настаивал на всевозможных вариантах лечения, тем непреклоннее становился отец. И в какой-то момент сын сдался. Отец был сильнее – «толще кость», так говорят. Хотя внешне Николай быстро истончался, кожа его становилось прозрачной и сам он как-то усох, но твёрдый внутренний стержень в этом человеке сохранился до последнего дня. Он не позволял упаднических настроений. И дом в последние дни хозяина не превратился в склеп или богадельню. Отец до конца остался верен себе. Да, тело его ему отказывало, но это ещё не повод для отчаяния. Петя преклонялся перед отцом и старался равняться на него. Но был не так силен и не так честен с собой. Он плакал вместе с мамой за двумя закрытыми дверями от отца (дверью кухней и дверью спальни), чтобы умирающий не слышал. Он ходил в церковь и ставил свечки за здравие отца и молился так истово, как не молился никогда. Но чуда не произошло.

«Ты остаёшься за старшего», - такие были последние слова отца к сыну. Петя старался собрать своё лицо в порядок, но оно дергалось. Отец подмигнул. Вечером он умер, мама держала его руку до последнего вздоха.

На похороны пришли друзья Николая, настоящие, их никогда не бывает много. И много пришло настоящих добрых людей, ведь добрых людей в мире много, просто они не так заметны, как люди злые. Говорили простые слова, но за этими словами от сердца стояла правда. И каждое слово отзывалось в вечности.

=>>> Дальше в лес, где волки...

<<<на Повести


рок-повесть Волки


На моём сайте всё бесплатно, но если вам что-то понравилось и Вы хотите отблагодарить, то можете кидать семирублёвые монетки сюда:)

Copyright © 2000-2017
Сергей Семёркин