Дыра и обратная сторона дыры

Дыра
и
обратная сторона дыры

Дыра-10

По официальной летописи самый богатый человек на Земле (СБЧнаЗ) однажды обнаружил у себя на рабочем столе (не компьютерном, а реальном - то есть на том, на котором стоял компьютер с его уже рабочим столом, вот такая матреха) синюю дискету. На 1.44 мегабайта. Такими уже давно не пользовалось цивилизованное человечество. Флешки удобнее и вмещают в сотни раз больше анекдотов и порнокартинок. СБЧнаЗ повертел в руках синий привет из прошлого и выбросил его в… неужели на рабочем столе есть корзина? Нет, около рабочего стола. Наверное, там. Но на следующий день на рабочем столе - на том, что без корзины - СБЧнаЗ снова нашел синюю дискету, теперь она была с надписью: «Здесь ответ на любой твой вопрос» (заметим, что в английском нет разделения на ты и вы, но в русском было бы более интимное ты). СБЧнаЗ посмеялся над шуткой друзей по глобальной корпорации и попросил ему прислать старый ноут с дисководом (ведь сейчас такие можно найти только в музеях, или у очень бережливых людей). После того как его просьбу удовлетворили, он вставил синий квадратик в дисковод пропыленного временем ноута, на дискете был всего один файл Can.exe. Вот тут СБЧнаЗ понял, что это не шутка друзей, его операционная система, принесшая миллиарды, не позволяла создавать файлы с таким названием (прозвище can - «ботаник» было у СБЧнаЗ в колледже). СБЧнаЗ вынул дискету и разломал синий квадратик на составные части в порыве мотивированной агрессии.

На следующее утро СБЧнаЗ проснувшись обнаружил, что сжимает под подушкой… да, это была синяя дискета. Умный Билли понял, что от кошмара он не сможет избавиться, играя не по правилам, и подчинился мощной воле, исходившей откуда-то извне такого уютного и хорошо защищенного мирка для миллиардеров. Гейтс запустил файл с недопустимым для операционной системы названием. Открылся очень простой интерфейс в виде командной строки. Чёрное на белом. Надпись: «Задай любой вопрос» и пустое окно под ним. И еще одно ниже (пока неактивное), видимо, для ответа. СБЧнаЗ спросил сокровенное. Только ему известное. Мгновенно и с поразительной точностью, в пустом окне отпечатался ответ. Билли зажмурился, протер запотевшие очёчки, давая возможности, буквам исчезнуть. Но они не исчезли. Тогда СБЧнаЗ спросил то, что он собирался спросить у высших сил, но откладывал, за неимением доступа к таковым. И сей же момент получил ответ. Тогда дрожащие пальцы Гейтса выбили на клавиатуре: «Кто вы?» (уместнее русское вы). Ответ поражал своей краткостью: «Айк» СБЧнаЗ уточнил: «Вы Бог или Сатана?» Ответ не изменился. «Кто вы?» Ответ не изменился. «Что вам от меня нужно?» Словно ухмылка в окошечке высветилось слово: «Ничего».

А потом ещё некоторые люди спрашивали: почему Билл Гейтс - финансовый гений и прочая и прочая… - ушел из бизнеса? Но до бизнеса ли, если у тебя есть ноутбук с устаревшим приводом для дискет… да, он вызывает шутки, но он отвечает на вопросы. Причем отвечает на вопросы правду, а не шутки-прибаутки или ложь. У вас такой есть?

На празднике каком-то… после водки, водки и водки. Ко мне бочком подошел человек в сером костюме с уверенно поставленным голосом. Оказалось, что из конторы. Я стал испарять алкоголь. Меня никогда не вызывали в ФСБ, да это и логично: с террористами не якшался, Родину не продавал… а вот теперь что-то в моём досье вызвало интерес. После прелюдии и объяснения мне насколько всё серьёзно:

- …а что у тебя с Аней?

Нет, я не похолодел и не отвел взгляда, я даже не стал чуточку трезвее. Просто моя важность сказала мне: «Пока, ничтожество!», а мой комплекс неполноценности расцвел цветом бедра испуганной нимфы.

- Любовь.

- И ради неё ты бросил дочь папы?

- Так ведь любовь.

- И что в ней такого особенного?

- Любви не прикажешь.

- Откуда она, кстати?

- Вам лучше знать.

- На вопрос отвечай.

- А вы слово волшебное скажите.

Грубиян я всё-таки саму контору послал. Но вежливо. Я вежливый гражданский человек.

Ватикан. Папа Бенедикт XVI (в миру Иозеф Алоис Ратцингер). Всё шло чинно и благородно, в общем, как и тысячелетия назад, как вдруг ритуал нарушили самым святотатным способом! Пробегая глазами строки священного для сторонников одной из мировых религий писания, папа обнаружил новое. Да, в этих буквах, на этом языке (Христос в свое время на нем не говорил), он обнаружил новое. Молитва сбилась, сердце зашлось. Неужели второе пришествие близится? Неужели князь тьмы испытывает? Строчки буквально на глазах трансформировались в надпись: «Привет от Айка, Сатана и Бог отдыхают». И дальше, дальше, о чем папа никому и никогда не рассказывал. И картины две нарисовалось. В одной Бенедикт XVI качается в храме Святого Петра в Риме (самом большом католическом храме на земле, тот что больше и расположен в Африке – никому не интересен), качается по большой амплитуде, медленно, с некоей даже солидностью, а поддерживает тело папы верёвочная петля, и удерживает она ласково шею… А вторая картина более светлая и прозрачная, хотя и не такая величавая: Иозеф качается на качелях в уединенном саду. И папа свой выбор сделал. На следующий день журнал «Ватикан изнутри» выпустил комуни… комуна… Короче, текст. С ним можно ознакомиться на официальном сайте издания. Если коротко передать смысл: папа написал заявление по собственному желанию и сдал свой пост (отказался от престола). Такого не было последние шестьсот лет. Потом состоялся конклав кардиналов, из трубы повалил белый дым и новым папой избрали Франциска (в миру Хорхе Марио Бергольо).

К нам пришла почта. Ни повестки в армию, ни предложения увеличить член, ни прочих радостей жизни бесплатных не предлагали. Предлагали радости за деньги. Новое спутниковое телевидение. НСТ - 100 каналов за 100 рублей. Коробка с декодером бесплатно. Что-то в рекламе было не так. Слишком дешево, слишком много телекайфа. Раньше спутниковые каналы чесали в Кукуево только многоэтажки. Да в коттеджах к стенам лепились тарелки. Халупы, вроде нашей рекламные агенты не жаловали. Кабель в каждую хибару тянуть дорого, а тарелки вешать - благосостояние народа не позволяет. Но, видимо, появились более ушлые ловцы душ. Они завели бредень под всех. Ведь 100 рублей просили не за месяц, за г-о-д.

Любили ли вы когда-нибудь богиню?

То ли инстинкты репортерские тому виной, а как ни крути журналистика вторая древнейшая профессия, то ли мое личное любопытство сыграло роль, а быть может, лёгкий ветерок с юго-запада навеял… но я все-таки спросил:

- Аня, а ты на самом деле не с Земли?

- Дима, я очень даже не с Земли. Я у вас могу галактики вращать…

Если и была музыка, которая бы соответствовала тому провалу, в который я стал падать, то это, несомненно, только похоронный марш (в де-етском саду-у ско-о-оро бу-удет но-овый го-од!) Я не мог представить, чтобы богиня - ну а как еще назвать существо, которое может вращать галактику? - осталась со мной надолго. Я не мог быть целью, только средством. И да, я крупный эгоист.

- Нет, Дима, ты загоняешься.

Наверняка, она прочитала мои мысли. Слезы стали наворачиваться на глазах, или это лёгкий ветерок с юго-запада запорошил очи мои песком? Аня зацеловала меня до смерти, и в этой любовной «смерти» я обрел новую жизнь. И страх. Ведь счастье - оно же не-на-до-лго.

А ночью мы лежали на крыши нашей веранды и смотрели на звёзды. Ну и опять я ляпнул кое-что лишнее.

- А ты можешь прямо сейчас вон ту галактику повернуть? – указал перстом.

- Конечно, если ты подождешь десяток миллионов лет, ты заметишь изменения в её поведении.

И тут я засомневался. А может она и не богиня. А самая простая девчонка. Ведь так было бы проще… гораздо проще…

А днём мы пошли на кладбище забытых кораблей. Это около порта, там всегда пахнет мазутом, водорослями и ржавчиной. Туши некогда гордых покорителей моря ныне ржавели у берега, одни железные киты затонули, другие ещё держались на плаву. Я пофоткал Аню на фоне ржавого железа. Она снова была в каком-то умопомрачительном коротком и ярком платьице. А уж когда она сделала силовые сальто и прыжки сначала вперед, а потом назад… затвор фотоаппарата не успел остановить мгновение. Гёте был бы недоволен мной. Но что мне до его недовольства? А потом мы пили молодое вино и смеялись и я говорил глупости, и мы целовались и было тепло, не потому что лето, а потому что двое были одним. К нам подошёл Петр – смотритель кладбища – и сторожевой пёс Рекс (старая немецкая овчарка с порванным ухом). У Петра с собой была водка, а Рекс всё время, пока мы пили и смеялись над морскими байками его хозяина, косил на нас умными тёмно карими глазами.

Логично всё, что выгодно себе.

Как объяснить чувств громадьё? Я любил и был любим, я достигал экстаза в не обремененных суэтливыми порханиями амура отношениях с женщиной. Но как объяснить любовь с богиней? Представьте, что перед вами Афродита - вышедшая из пены она, скорее всего, представится как-нибудь на букву «а», Афродита или Афина, хотя её полюбить сложнее, у неё же такое копьё, что любого может пронзить, но не Зевса, или Астарта - ещё сложнее, потому что мрачнее. Чувств к Абсолюту обычно не испытываешь, как бы не хотелось некоторым Апологетам. Вседержитель, Создатель, Всемилостивый, Вездесущий Бог - если вы его любите, то вы, скорее всего уже не пишите вирши. А я любил Анну Свет. Богиню. Охренеть (эвфемизм). А если взглянуть с другой стороны. Нет, я не говорю об атеизме - эта вера мне сейчас не близка. Афродита - что может родиться в голове, кроме эротических картинок? Что она может сделать как богиня? Какое невозможное сделать возможным? Цэ неведомо мне. Афина - примерно то же самое, только без эротики. Астарта - кто вообще в наше время и, находясь вне стен психушки, верит в Астарту? А абсолют и прочие всемогущие… про них никто ничего не скажет точно, из тех, кто говорит. Конец построениям силлогизмов. Сданы черновики, а у меня была Анна Свет. Как вместить бесконечность в многоточие…?

На маскараде, когда король надевает маску шута, а шут - короля, придворные подыгрывают, но не могут соответствовать своим персонажам (какие бы маски они не носили) полностью, то есть, они, конечно же, смеются над шутками шута особенно громко, но не смеются над самим шутом, а королю отдают честь и исполняют его волю, но всё равно их позвоночники держат равнение на монарха с бубенцами на голове, а не на короля, под мундиром которого скрывается шут…

Допек меня Небалуев. Напиши да напиши. Про маски-шоу. Выглядит не очень простая, но очень действенная схемка примерно так: где-то в Московии есть склад и на нем полно ликвидного товара общей стоимостью от пяти лямов (миллионов долларов) и выше. И вдруг поднимается аки Наутилус дело давнишнее, пусть будет в Чечне или даже в нашем кукуевском околотке. Ниточки ведут на склад. К коему и подъезжают ребята в масках. Начинается маски-шоу, то бишь выемка товара ликвидного, а по бумагам он теперь превращается в вещдок. Опять таки погоды в Рассеи суровые, а хранить дорогую электронику негде. Ну не построило государство специально логистические центры под конфискат. Не за чем. Ведь можно продать, что и организуется по быстрому. Товар сбывается по смехотворным для владельца, но совсем не смехотворным для покупателя ценам. Чуть позже его уже реализуют по ценам рыночным. Все довольны, акромя хозяев того товара, который для них канул в Лету. Нет, конечно, можно обратиться в суд. И через несколько лет, возможно, даже вернут… нет, не товар. Деньги, по которым он был распродан, то есть сущие копейки. Или можно сразу заплатить выкуп, но тогда придется его платить всегда… короче, хоть пой, хоть волком вой.

Тогда я отбрехался тем, что на государство работаю и могу честно писать только про позитив. Ну, на крайний случай, про борьбу с коррупцией, о которой слышали, но мало кто её видел. А вот про такие маски-шоу я писать не могу. Разве только на своем сайте, так его смотрят от силы человек сто в день. Резонанса никакого…

На самом деле мои мысли все были с Аней. Мне не было дело до проблем бизнес сообщества. Сейчас я в «Кукуево-информ», если вдруг власть сменится, буду лямку тянуть в «Краснознаменном информе». Что так, что эдак. До всего по фигу. Кроме Ани. И еще вопросец возник: а зачем она (или они) здесь? Она сказала, что прибыла сюда злодея ловить. Неужели все странности последнего времени от него? Это что скоро мёртвые восстанут из могил, что ли?

Предположим, что вы носите паркет. Точнее его грузите, не из логистического центра на бесшумных электрокарах. Вовсе нет, картина Репина маслом иная: обычная деревянная трущоба, в ней первый этаж утопает в наросшем за века асфальте по самые окна, вот из этого первого, точнее полуподвального этажа вы и носите паркет на улицу, а там уже под кирпичом (это знак, посему на голову и не падает) стоит фургон, в который паркет и нужно погрузить в светлое или темное время суток. Грузить можно по разному. Обычно люди - ежели чего им дать, так сразу хватают и с ношей бегут. Так и грузчики поступают. Кто одну упаковку, кто две, кто три пачки паркета на грудь берет и бредет к выходу. Но вот появляется личность, которая всех строит. Она изменяет мир. И вот уже грузчики выстроились в цепочку и передают пачки паркета из рук в руки. Берут - дают, берут - дают. Живой конвейер в несколько раз быстрее перемещает паркет в недра грузовика, чем это делают грузчики одиночки. Се ля ви.

Не могу не смотреть на Анну, не могу не касаться Анны, не могу не целовать Анны, не могу не любить Анну. Без неё я и не жил вовсе. Когда она смеется, мое сердце расширяется и ему тепло, смех Анны Свет журчит гораздо приятнее любого - даже идеального - ручейка. Её кожа приятнее бархата, её лик красивее Мадонны (сжигайте меня на костре), если она что-то рисует на песке, то эти узоры мне дороже всех символов ислама - рубите меня саблями, если дотянетесь. Когда она молчит, она безупречнее Будды, что сделают со мной буддисты - мне по барабану (большому и жёлтому или маленькому и зеленому). Но она иногда грустит. И вот тогда в мое расширенное и размякшее сердце входит шило. Ибо, если в её больших глазах - способных увидеть галактики и пожонглировать ими, - поселяется грусть… представляете вообще эту меру себе? Если её пленит печаль, значит, есть от чего? Но сколько бы я ни спрашивал, как бы ни умолял… она лишь встряхивала головкой, через силу улыбалась и говорила:

- Ни о чем, просто так взгрустнулось.

Но это ложь во спасение. Чтобы я не нервничал. Только от этого ещё тяжелее становится. Есть. Есть враг. И что я смогу вот этими руками сделать супротив? Всё что смогу и немного больше!

Бывают такие разговоры, что кажется - лучше расстрел. Но много позже понимаешь, разговоры все-таки лучше расстрела.

Анна Свет исчезла. На целый вечер и ночь. И утро. Почти до полудня её не было. Извелся весь. Не позвонишь, не напишешь. Обломало это меня, покоробило. Пришла - сердце к ней рвется, а голова обиду затаила.

- Нашла?

- Кого?

- Не знаю, кого вы тут ищите? Не меня же…

- Нет, Дима, не нашла.

Еще хуже стало. Но несколько проще. Все-таки ищут. Значит.

- А кто нужен-то? Может, я знаю.

- Мне здесь только ты нужен. А его надо найти.

Она улыбнулась и положила подбородок ко мне на плечо и чуть слышно одними губами прошептала…

- …

- Я не дуюсь. Так мальца щеки надуваю. Развинтился тут с вами по запчастям. Зачем вы сделали этот туннель?

- Понаехали тут… - передразнила она меня.

Смеялась искренне. Так и должна реагировать молодая (двадцати с чем-то лет) землянка выросшая где-то в среднерусской полосе.

- Нам Айка надо поймать. И туннель, как ты его называешь, мы вырастили за девять лет, чтобы и для вас было незаметно и он ни о чем не проведал. Он вроде блудного сына, разные идеи воплощает. Вот решил показать на деле, что прогресс возможен на отдельно взятой планете. Он вам тут покажет… кузькину мать.

- То есть, если бы не он, мы бы не увиделись…

- Почему ты думаешь только о себе?

Она отстранилась. Мне стало холодно на солнце. Она ушла. Я умер.

Алёша сильно напился в этот вечер, допился до того, что его – моряка! – штормило на ровном асфальте. Денег в карманах не было. То есть не было совсем. Городской транспорт уже не ходил. Вот и шёл Алёша по шоссе (пусть будет здесь это слово, хотя это была просто улица). На шоссе Алёша не выжил бы… Проезжающие машины окунали парня в свет. Потом наступала тьма. Так он и шёл в светло-тёмном пунктире. И тут фары прямо в лоб. Сворачивать, бежать, дергаться или просто нервничать времени уже не было. Как и шансов вырулить у водителя. Алёша махнул на всё рукой. Умирать, так умирать. Это был даже не фатализм, а просто данность. Всё. По гримасе водителя можно заключить, что и тот подумал то же.

И тут Алёша провалился. В люк. Ударился сильно, но руки вцепились в скобы, как в трап на судне «Придунайский 89», где он служил. Губы разбил в кровь и зуб выбил. Но жив. Автомобиль промчался над люком. Это важно. Это самое важное в данной ситуации. Вылез Алёша из люка, сплюнул кровь на асфальт и пошел дальше. Пьяный и, видимо, хранимый Богом или ангелом, а кто из нас простых смертных разберёт, как там в небесной канцелярии всё устроено.

Для женщин килограмм минус и килограмм плюс – две большие разницы.

- Дима! Я, кажется, потолстела, посмотри какие у меня щёки! – Анна Свет была озабочена, а я не знал, как сдержать смех.

- У тебя не щёки… - передразнил её я, - а симпатичные щёчки.

И я одарил поцелуями обе, а они одарили меня мягкостью и сочностью. Так бы и съел обе две!

- Надо взвеситься, мне кажется, килограмма два прибавила!

- А ты не можешь щёлкнуть пальцами так, чтобы эти два кило исчезли?

- Если я так щёлкну, Айк услышит…

Она куда-то устремилась.

- Ты куда?

- Там весы!

Точнее там был благостный дедушка с весами. Я заплатил за взвешивание. Анна посмотрела на «приговор» и вздохнула:

- Даже больше, чем два килограмма, два килограмма и двести грамм… всё срочно сажусь на диету!

Она так рванула вперед, что я не сразу избавился от приставучего дедули, а он мне подмигнул и пообещал за 50 рублей избавить весы от перевеса в 200 грамм.

- А за 500 на два кило подкрутите? – поинтересовался я.

- Штука и я ради вашей дамы сердца нарушу законы гравитации!

Я почесал репу и побежал за Анной… я даже не заинтересовался, кто такой Айк. Даже ревность проспала.

Говорят, в одном царстве-государстве посланников за плохие вести обезглавливали. Путем естественного отбора гонцы вывелись башковитые, точнее безбашенные. Они являлись в царские покои, а головы свои оставляли в сенях. И посредством чревовещания докладывали: «Не вели, царь-батюшка, казнить, вели слово молвить…»

Пристал Доцент ко мне как банный лист. Он же у нас фигура, почти как Солженицын для Руси. Тоже сидел, тоже книжки пишет. Правда, Доцента не печатают, только в самиздате что-то выходит, но времена уже не те, что раньше, капиталистические, посему самиздат хиреет и голову поднять не может. Так что в большую литературу Доцент не попал покамест, но вес в кругах интеллигенции у нас имеет. А тут сам ко мне подошел, взял за лацкан рубахи (у меня сегодня официальный день был, посему облачился в рубаху, а не как всегда - в майку). Отвел в сторонку и стал трендеть про апокалипсис.

- Пять всадников из восьми у нас. Пять! - как понес, как понес. Тут на здоровую-то голову не разберешь. А я был в ступоре.

- Доцент, вы как-то попроще излагайте. Мы же университетов не кончали.

- Не скромничай, Дмитрий, я же читал… - тут он запнулся, что он у меня мог читать? Я же сниматель (так одна юная барышня назвала мой род занятий, увидев объектив фотоаппарата, направленный в её сторону).

- И одного из всадников ты знаешь! - открыл мне страшную тайну Доцент.

- И кто это?

- А девушка в платьице белом…

И грянул гром. И если бы Калина мог, он бы перекрестился. Но не верил Калина в силу крестного знамения, как в юности при развале СССР его разуверили в силе красного знамени.

- У нее же энергетический столб сажени на три в радиусе. Не сомневайся, я вижу поля, это после клинической смерти началось. У тебя вот сантиметров двадцать, у меня пятьдесят. А у неё три сажени. Калина, она всадник апокалипсиса! – а глаза у него такие добрые и абсолютно сумасшедшие, я такие видел в психушке, приходилось там бывать.

- А всего их сколько?

- По всей Земле восемь, из них пять у нас в Кукуево! – доверительно сообщил Доцент мне в ухо.

- Местечковый какой-то апокалипсис получается, - пытаюсь отстраниться, но хрен тут вырвешься из плена.

- Не веришь! Ты с ней разговаривал?

- Было дело.

- И что?

- Говорит человеческим голосом по-русски. Бабахнет так, что мало не покажется. И каждый ответить за базар.

- Вот видишь!

- Доцент, не компостируйте мне мозги, и так тошно на душе.

- Может, по полтишку?

Что-то во мне скрипнуло и организма привычно потянулась к соске.

- Благодарствую, но как-нибудь в другой раз. Я ещё пожениться хочу успеть и детишек настрогать, до этого нашего кукуевского Армагеддона.

Далее я сказал пару резких фраз и окружающие нас женщины бальзаковского возраста слегка от меня шарахнулись. Но еще больше они стали разбегаться, когда Доцент стал им проповедовать покаяние. Кажется, его забрал наряд пэпээсников, но видел я это смутно. Так что за достоверность сведений не ручаюсь.

«Правда – там, где свет!» - шептал я про себя. Мне нужна была Анна. И первый раз, когда я желал встречи, она не появилась на пути. Раньше срабатывало всегда. А сейчас - нет. Вот и верь после этого Богиням.

В одной очень глухой афганской пещере совершал молитву бородатый человек. Он молился за то, чтобы на Америку пал гнев Аллаха и ядерные бомбы. Встав с молитвенного коврика, он обнаружил рядом… бородатый никогда не видел ядерных бомб, но почему-то он её сразу признал - вот она супер-бомба! Эмоции задушили правоверного, он выпалил в белый свет из Калашникова, а как он ещё мог сказать, Аллаху биг-зур-рахмат? Хотя Аллах тут был совсем не при чём…

=>>>Глубже в Дыру

<<<на Повести


На моём сайте всё бесплатно, но если вам что-то понравилось и Вы хотите отблагодарить, то можете кидать семирублёвые монетки сюда:)

Copyright © 2000-2015
Сергей Семёркин